Полнота регенерации кожи. Маркировка краев раны

Filed Under (Травмы кожи) by admin on 03-06-2017

0

Противоречивость данных, полученных по этому вопросу, в первую очередь связана с методическими трудностями анализа полученных результатов, на которых мы и остановимся. Напомним, что у кроликов, крыс и мышей даже в результате заживления сравнительно больших кожных дефектов образуется сравнительно небольшой рубец.




При заживлении небольших ран на долю рубца приходится ничтожно малая часть по отношению ко всей площади кожного покрова животного, так как края раны первоначального дефекта за счет контракции буквально соприкасаются в центре дефекта. Между ними остается небольшой участок молодой соединительной ткани, которая перестраивается в рубцовую ткань, покрытую сверху регенерирующим эпителием. Этот участок новых тканей благодаря его малым размерам в ряде случаев удается обнаружить только при помощи меток туши, которые наносили на края первоначального раневого дефекта (Е. А. Ефимов, 19696). Визуально в таких дефектах по краям безволосой эпнтелизированной поверхности, которая имеет очень небольшую площадь, исследователи обнаруживают волосы, концы которых направлены в сторону дефекта и часто бывают депигментированы. Иногда единичные волосы обнаруживают и в центральной части эпнтелизированной поверхности. Происхождение этих волос может быть различным. Либо они возникли из остатков волосяных фолликулов, разрушенных при нанесении ран, либо это старые фолликулы верхних слоев кориума, сместившихся в зону дефекта в результате контракции раны, либо это волосы, вновь возникшие из регенерировавшего, молодого эпителия. Точно определить происхождение этих волос оказалось довольно сложно.

Маркировка краев раны метками туши для определения происхождения волос оказалась малопригодной, так как, во-первых, метки не удается поставить в самый край раны, а, во-вторых, скопления туши (метки) в ряде случаев сохранялись только в глубоких слоях дермы и отсутствовали в верхних слоях.

Мы попытались дифференцировать старые волосы от новых более простым методом. Перед или после нанесения раны волосы, прилежащие к дефекту, окрашивали пикриновой кислотой или эозином. Нам казалось, что мы сможем отличить новые волосы по их окраске. Но этот метод также оказался непригодным для определения происхождения волос, так как волосы, прилежащие к ране, попадали под струп и исчезали.
Следовательно, пользуясь упомянутыми методиками, нельзя точно отличить вновь возникшие волосы от волос, образовавшихся из частей поврежденных старых фолликулов, а также из фолликулов верхних слоев кориума, вошедших в дефект.

Казалось бы, значительно проще проследить происхождение новых волос при помощи серийных гистологических срезов через зону дефекта и края раны в последовательные сроки заживления. Но в гистологической обработке материала имеются свои трудности. Как известно, кожа относится к трудно режущимся гистологическим объектам и не всегда удается получить серийные срезы нужной толщины. Волосяные фолликулы в коже залегают под строго определенным углом, а в атипично расположенных пучках волос в зоне дефекта каждый фолликул может залегать под разным углом, поэтому трудно получить срезы значительной протяженности, которые бы проходили строго вертикально через фолликулы.

В связи со сказанным выше исследователи (Е. А. Ефимов, 19696; Г. В. Хомулло, Е. А. Кокорева, 1971) часто иллюстрируют полученные данные, касающиеся образования новых волос и желез, микрофото с гистологических срезов, на которых волосяные фолликулы зоны дефекта срезаны не строго вертикально, а под тем или иным углом и даже поперек. Нам кажется, что по таким препаратам нельзя определить происхождение волос, так как волосяные фолликулы, прилежащие к ране, под влиянием формирующегося рубца меняют свое положение и их волосяной стержень выходит на поверхность в зоне дефекта, хотя луковица фолликула залегает в интактной дерме.

Post a comment