Эхоэнцефалография. Опухоли гипофиза

Filed Under (Терапия) by admin on 14-11-2016

0

В тех случаях, когда операционная ситуация позволяла произвести эхоэнцефалографическое исследование операционного поля после удаления опухоли, мы постоянно убеждались в достоверности эхоэнцефалографических признаков, характеризующих опухоль, в связи с тем, что при тотальном удалении опухолей, особенно экстрацеребральных, сигналы, трактуемые нами как опухолевые, неизменно исчезали.

 
13-11-2016_23%c2%b714%c2%b755
 


В тех случаях, в которых исследования операционного поля производились после удаления внутримозговых опухолей, в зависимости от полноты их экстирпации мы также убеждались в правильности наших данных, принимая во внимание исчезновение или уменьшение опухолевых сигналов, несмотря на то, что в этих условиях оставшиеся после удаления опухолей внутримозговые полости заставляли нас быть осторожнее в своих оценках радикальности операций.

 

Результаты эхоэнцефалографии во время операций в супратенториальной области. По поводу супратенториальных поражений произведено 228 исследований 220 больным (с поверхности операционного поля после костно-пластической трепанации 215 исследований, с поверхности твердой мозговой оболочки из фрезевых отверстий, наложенных с диагностической целью,- 10, с поверхности задней черепной ямки при операциях Торкильдсена — 3).

 

Из 191 операции, произведенной по поводу опухолей супратеториальной локализации, патологические сигналы от опухолей были обнаружены в 188 случаях. Не выявлены патологические сигналы от опухолей в 3 случаях: 1) от конвекситальной менингиомы, исходившей широким основанием из твердой мозговой оболочки и имевшей толщину 2 см; в данном случае диагностика была невозможна из-за наличия превышающей 2 см начальной мертвой зоны; полезным явилось эхоэнцефалографическое указание на отсутствие распространения опухоли за пределы мертвой зоны; 2) от кисты прозрачной перегородки, которая находилась вне поля озвучивания, так как исследование производилось в парасагиттальных отделах теменной области; полезной в данном случае была четкая эхографическая диагностика гидроцефального расширения бокового желудочка; 3) от опухоли III желудочка мозга, находившейся вне поля озвучивания, так как исследование производилось с поверхности атланто-окципиталыюй мембраны при операции Торкильдсена.

 

В 7 случаях опухолей гипофиза выявлены множественные сигналы, соответствующие локализации опухоли; после интракапсулярного удаления опухоли амплитуда и множественность сигналов из этой области значительно уменьшилась; тем не менее данные сигналы были интерпретированы как опухолевые с осторожностью, если учесть сложность топографии селлярно-гипоталамической области и наличие в данном случае множественных отражающих структур и в норме.

 

Проекция опухоли на поверхность операционного поля, ближняя и дальняя ее границы эхоэнцефалографически определены в 179 случаях. Из них не было ни одного, в котором бы верифицированные данные операции сколько-нибудь противоречили данным эхоэнцефалографии о границах и проекции опухоли на поверхность операционного поля.

 

В качестве примера приведем один из случаев ультразвуковой диагностики во время операции.
В данном случае эхоэнцефалография позволила еще до вскрытия твердой мозговой оболочки установить размеры опухоли и ее распространение за пределы операционного поля, что дало хирургу возможность расширить последнее в нужном направлении.

Post a comment