Тонус скелетных мышц. Нервные влияния

Filed Under (Обобщение) by admin on 30-04-2018

0

Все приведенные факты свидетельствуют о том, что в формировании тонуса чрезвычайно важную роль играет нервная система. Выясняется, что нервный импульс не только вызывает возбуждение в мышце, но также может перестраивать весь рабочий механизм, превращать относительно лабильный аппарат в систему очень мало лабильную и обратно. В этом проявляется адаптационная функция нервной системы, функция приспособления сократительного механизма к текущим условиям жизнедеятельности.

 

 

 

В покое, когда работа запирательиых мышц способствует ускорению тока воды через полость раковины (при быстрых захлопываниях створок) и когда нет надобности в длительных напряжениях, поддерживается малая вязкость системы, обеспечивающая быстроту реакций. В случае же возбужденного состояния, когда животному угрожает какая-либо опасность, тот же механизм нервными влияниями перестраивается так, что может теперь развивать длительное и мощное сопротивление раскрытию раковины.

 

К аналогичному выводу о регуляторной функции нервной системы у моллюсков пришел и А. В. Войно-Ясенский (1945) в своих опытах на виноградной улитке.

При обсуждении вопроса о природе тонуса запирательных мышц необходимо учесть факт диференцировки этого прибора на две ясно различимые части. У большинства двустворчатых моллюсков каждый аддуктор состоит из двух мышечных столбиков, тесно слившихся друг с другом. Один из них имеет желтоватую окраску, другой — белую. Характер сокращений той и другой части аддуктора несколько отличен, что иногда является причиной разнообразных отклонений от типичной картины формирования тонуса, демонстрированных в особенности в работах Е. А. Жирмунской (1940, 1941).

 

Согласно теории запорки, функции желтой и белой половин аддуктора совершенно различны (Riesser, 1936). Желтая может активно и быстро изменять свою длину и вместе с тем длину общего мышечного столбика, но не принимает участия в поддержании длительного напряжения. Деятельностью этой мышцы обусловливаются периодические закрывания и открывания раковины. Таким образом, эта мышца является «сократительной» или «фазно работающей». Белая же изменяет свою длину лишь пассивно, под влиянием тяги спаянной с ней сократительной части, но обладает способностью как бы застывать на приданной ей длине и поэтому оказывать длительное сопротивление деформации. Таким образом, эта мышца является якобы исключительно «тонической».

 

Проведенные нами исследования на беззубке и перловице (Жуков, 1936 а, б) показали, что такое противопоставление функций желтой и белой части аддуктора является совершенно неправильным. В самом деле, по-разному ли отвечают желтая и белая части на раздражения мантии или комисеуры? Для выяснения этого рефлекторный ответ каждой из них изучался в отдельности. Та часть мышцы, участие которой нужно было исключить, подрезалась по месту прикрепления ее к обеим створкам; другая же часть оставалась неповрежденной и связь ее с нервной системой не нарушалась. Наблюдения показали, что характер рефлекторного ответа и белой и желтой частей совершенно одинаков, различия лишь количественные. В ответ на одиночное раздражение мантии или сифонов белая часть, как и желтая, дает одиночное сокращение, но более растянутое во времени и меньшее по амплитуде. Наклонность к слиянию одиночных сокращений в сплошное и длительное выражена больше у белых волокон, чем у желтых, тем не менее последние также могут развивать длительный тонус. При раздражении комисеуры тонус желтых волокон ликвидируется быстрее, чем тонус белых.

Post a comment