Тонус скелетных мышц. Пессимальные условия для тонуса

Filed Under (Неврология) by admin on 23-04-2018

0

Возможность ликвидировать тонус электрическим раздражением комисеуры Павлов объяснял тем, что с переходом к большим частотам и силам в сферу раздражения попадают особые тормозящие волокна. Однако анализ полученных нами данных заставляет усомниться в справедливости этого объяснения. Можно видеть, что раздражения, устраняющие тоничность мышечного сокращения, отнюдь не подавляют полностью мышечную деятельность — они продолжают возбуждать мышцу, давая типичные фазные сокращения.

 

 

 

 

Проще было бы объяснить эти явления не наличием специальных тормозных волокон, а тем, что сильные и частые импульсы как бы «раскачивают» сократительные процессы, ускоряют их и тем самым, с одной стороны, создают пессимальные условия для тонуса, а с другой — рождают ряд фазных сокращений. Иными словами, снятие тонуса, вероятно, происходит в порядке усвоения ритма Набегающих импульсов (А. А. Ухтомский); относительно частые и сильные импульсы повышают лабильность мышцы. Нужно сказать, однако, что вопрос об интимных механизмах торможения тонуса требует дальнейшего исследования.

 

Как нам кажется, факты, дают основание высказать положение о том, что как тоническая форма деятельности, так и фазная определяются величиной лабильности (Н. Е. Введенский, 1892) сократительного прибора. Лабильность мышцы, выявляющаяся в виде скорости возрастания и ниспадения сократительной волны, может изменяться под влиянием нервных импульсов. Усиление тонуса связано с уменьшением лабильности мышцы; ослабление тонуса или его торможение с повышением лабильности. На основе количественных изменений лабильности возникает иная форма возбуждения — тонус мышцы, который, по видимому, представляет собой состояние неколебательного стационарного возбуждения (Н. Е. Введенский, 1901) мышечной ткани.

 

 

Представляло интерес детально проследить, как изменяются вязко-эластические свойства запирательной мышцы при переходе ее от фазной формы деятельности к тоническому сокращению. Опыты производились на запирательных мышцах беззубки и перловицы (Жуков, 1936 б). В первой серии наблюдений мы исследовали вязко-эластические свойства мышцы, лишенной иннервации. Передняя или задняя мышца освобождалась от окружающих тканей, и ганглий, лежащий около нее, соскабливался. Мышцы оставались прикрепленными к соответствующим кускам створок, которые откалывались от остальной части раковины. Эластическая связка раковины устранялась. В одних опытах регистрировалось изменение длины мышцы при ее растяжении грузом, в других — изменение напряжения. В первом случае одна створка укреплялась неподвижно, к другому концу мышцы подвешивался тот или иной груз, и изменение мышечной длины регистрировалось на кимографе. Во втором случае один конец мышцы присоединялся к изометрическому рычагу, а за другой конец мышца растягивалась на определенную длину при помощи микрометрического винта. Особое внимание было обращено на то, чтобы регистрирующая система была нерастяжима. Мышцы выпрепаровывались во время морфинного или теплового наркоза, после чего оставлялись на 30 минут во влажном воздухе при температуре 14-16°. Мышцы, выделенные без наркоза, в результате рефлекторного раздражения очень долго находятся в сильнейшей контрактуре и значительно менее растяжимы.

Post a comment