Проблемы геронтологии. Функциональные подходы к феномену

Filed Under (Геронтология) by admin on 24-02-2018

0

Совершенствование объяснительной функции геронтологического исследования лежит на пути развития «интернретивных» теорий геронтогенеза, вскрывающих новые типы детерминант микроструктурного уровня (к таковым, в частности, относится концепция Бьеркстена — Верцара, рассмотренная выше), а также на пути познания регуляционных и информационных сторон этого процесса. Существенным моментом при этом становится изучение природы целостности человеческого организма, способов ее организации и механизмов нарушения.

 

 

 

Особенность внутренней логики развития биологических теорий старения состоит в том, что в противовес, а скорее в дополнение к структурным подходам к выявлению биологических причин старения возникает тенденция найти эти причины в нарушениях динамики организации. Имеются точки зрения, согласно которым ответственность за старение возлагается на изменения не в веществе или энергетических обменных процессах, а в механизмах саморегуляции. Русский физиолог Н. А. Белов, впервые развивший в биологии теорию обратной связи, попытался найти объяснение старению в рассогласовании работы различных органов, рано или поздно возникающем в процессе поддержания равновесия и ведущем к нарушениям в организме.

 

Сходную точку зрения выдвинул А. А. Богданов, полагавший, что случайные нарушения деятельности отдельных органов и тканей ослабляют отдельные звенья организма, неизбежно влияя тем самым на эффективность системы в целом. Такое слабое звено становится фактором вторичного ослабления сильных звеньев и приводит к нарастающему рассогласованию всех систем и, в конечном счете, их деградации. Процесс может развертываться по лавинообразному принципу, когда следствия значительно превосходят по масштабам первоначальные нарушения.

 

Дальнейшее развитие эти идеи получают в адаптационно-регуляторной теории старения В. В. Фролькиса. Адаптациоицо-регуляторная теория подходит к старению как к внутренне противоречивому процессу, сочетающему угасание обмена и функций с развитием важных приспособительных механизмов, благодаря которому становится возможным длительное сохранение гомеостазиса организма при сокращающейся надежности механизмов саморегуляции. В этом контексте старение рассматривается как результат первичных нарушений в регулировании генетического аппарата, которые вызывают последующие сдвиги во всех звеньях обмена ряда белков. В результате этих сдвигов существенно нарушаются функции клеток, связанные с биосинтезом белка. Развитие нарушений в нервных центрах сопровождается сдвигами в нейро-гуморальной регуляции, обмене и функциях разных тканей.

 

Рассматривая взаимоотношение длительности жизни вида и составляющих его индивидов на основе критерия накопления, хранения и передачи новой информации, В. П. Казначеев и М. Я. Субботин высказывают гипотезу старения, согласующуюся с концепцией А. А. Малиновского о наличии связи тенденции цефализации и совпадающего с ней совершенствования поведения с увеличением продолжительности жизни особей. Принимая в качестве критерия способ накопления информации о среде, авторы разграничивают следующие этапы в ходе эволюции. Первому, на котором источником информации служат генные мутации и механизмы естественного отбора, соответствует продолжительность жизни, достигающая окончания герменитивного периода. Второй этап отличен тем, что генетическая информация дополняется наследственно запрограммированным поведением, способствующим сохранению потомства. Возрастание длительности жизни особей отвечает интересам сохранения вида. Следующему этапу совершенствования поведения соответствует возрастание эволюционной роли накопления индивидуального опыта, включение механизма обучения и воспитания. На этом этапе увеличение длительности жизни индивидов становится существенной предпосылкой сохранения и развития вида, хотя в пределах видовой длительности жизни могут быть существенные вариации для отдельных особей (самцов и самок, например).

Post a comment